• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: лингвистика (список заголовков)
20:43 

Датский

The world is not in your books and maps. It’s out there!
Уписываюсь от смеха с этого видоса. А вообще а Дании проблема с диалектами, как я читала

@темы: language, датский язык, лингвистика

16:00 

Борис Акунин "Судьба переводчика"

The world is not in your books and maps. It’s out there!
Копалась в старых сообщениях в вк, и наткнулась вот на эту..заметку (?) из прошлого года (дата публикации на жж ноябрь 2012). Оставлю тут. Чтобы было.

В прошлом посте обещал рассказать про бесславный конец своей толмаческой карьеры.
Но сначала несколько слов об особенном жанре фольклора - переводческих байках. Поскольку я отучился в языковом вузе, где готовили переводчиков, а потом в течение нескольких лет зарабатывал этим нервным ремеслом на жизнь, я наслушался от учителей и коллег самых разных историй о подвигах находчивости, ужасающих ляпах, трагикомических ситуациях. Кое-что повидал сам, а кое в чем, увы, и лично поучаствовал.
Устные предания существуют у переводчиков всех стран и народов, но в иностранных переводческих сказаниях нет такого накала страстей, потому что нет сакрального трепета, сохранившегося у моих преподавателей еще со сталинских времен, когда с проштрафившимся толмачом могли поступить вполне в духе Юстиниана Риномета.
Один синхронист-американец с гордостью мне рассказывал, как, переводя речь прибывшего в Москву заместителя госсекретаря, прибавил кое-что от себя. На беду оказалось, что вашингтонец понимает по-русски. Он обернулся и злобно прошептал: “I didn’t say that!” “But you should have” ("А следовало"), - якобы ответил ему мой знакомый, уверенный, что лучше знает обыкновения туземцев – и начальник заткнулся.
У нас такой диалог вряд ли был бы возможен. Начальнику заведомо видней. Разве что можно поманеврировать с нюансами. Однажды я, еще студентом, присутствовал при беседе товарища Полянского, разжалованного из членов Политбюро в послы, с очень важным японцем древнего аристократического рода. «А ты хи-итрый старикан!» - сказал бывший хрущевский любимец потомку владетельных даймё, который пришел на встречу в парадном кимоно с гербами. Переводчик не моргнув глазом прошелестел: «Мы знаем вас, сенсей, как большого друга Советского Союза». Я стоял рядом, учился мастерству.

Мои байки все такие, с ориентальным колоритом – я ведь из востоковедов.
Расскажу парочку, которые мне поведали заслуживающие доверия очевидцы.
Одно время я работал вместе с замечательным арабистом Владимиром Соломоновичем Сегалем, воспитавшим не одно поколение мгимошников. Он переводил на встречах высшего уровня, а для работы с обычными делегациями выпускал аспирантов – но сам при этом находился неподалеку, чтоб в случае чего придти на помощь.
Однажды на какой-то советско-иракский прием, где ученики Сегаля переводили, а сам он прохаживался да прислушивался, прибыл маршал Буденный.
Надо сказать, что во время Первой мировой войны, еще вахмистром, Буденный воевал в Междуречье и с тех пор считался в Ираке большим героем. (Потому он, надо полагать, и приехал на прием). Было Семен Михалычу в это время под девяносто.
Увидев прославленного маршала, иракцы сгрудились вокруг него, стали говорить всякие торжественные слова. Маршал слушал, приложив руку к уху; аспирант пыхтел-переводил; Сегаль стоял позади, контролировал.
Вдруг один из арабов, расчувствовавшись, воскликнул: «Господин маршал, позвольте вас поцеловать!» А переводчик как воды в рот набрал – то ли оробел, то ли не понял. Тогда Сегаль просунулся между иракцев и отчетливо, назидательно говорит (переводчику): «Гос-по-дин мар-шал, поз-воль-те вас по-це-ловать. Ясно?»
Довольный, что всё расслышал, Буденный разгладил усы, крякнул, взял маленького Владимира Соломоновича за виски, прижал к своей орденоносной груди и трижды облобызал могучим конармейским поцелуем.

А вот еще одна история, печальная.
Один мой соученик переводил переговоры товарища Скачкова, многолетнего начальника комитета по внешнеэкономическим связям, с премьер-министром Турции. И тот в какой-то момент вежливо поинтересовался, как дела у госпожи Насриддиновой (была такая важная советская тётя, незадолго до этого посетившая с визитом Анкару). Переводчик не понял, что такое «Насриддин-ова». Вернее понял неправильно, поскольку по-турецки «ова» значит «равнина», «долина» (тем более речь шла о чем-то хлопковом). Говорит: «Его превосходительство интересуется, как дела в долине Насреддина». Скачков бодро, без малейших колебаний отрапортовал: «Очень хорошо. Собрали отличный урожай». Ну, а про дальнейшее мой знакомец рассказывал уже неохотно. Кажется, ему пришлось сменить место работы.

Слушая этот горестный рассказ, я, помню, бессердечно хохотал. Не знал, что моя переводческая карьера оборвется еще более катастрофическим манером. А в ту пору, лет до двадцати пяти, она меня очень недурно подкармливала. За синхрон платили рублей, что ли, по двадцать в день (немаленькие деньги), и кроме того у японских делегаций была милая традиция во время переговоров дарить советским друзьям сувениры. Мне как переводчику всё доставались диктофоны или фотоаппараты-«мыльницы». В тотально-дефицитную эпоху за эту чепуху в комиссионном магазине выдавали мою двух-трехмесячную зарплату. Переводил я бойко, поэтому приглашали меня часто. Брежневский застой был ко мне, обормоту, ласков.
Но однажды всё закончилось.
Я переводил на встрече нашего и японского министров. Точнее, на банкете.
Длинный стол. Справа – наши, слева – японцы. На торце - один я, между двумя торчащими флажками и двумя превосходительствами. Сознаю ответственность, стараюсь изо всех сил.
Наш министр встает произносить тост. Я тоже вскакиваю. В руке полный бокал шампанского, которое я пить не собираюсь, но «впустую» переводить тосты не положено. Японский министр сидит, опершись подбородком на кулак, внимательно меня слушает. Тост трудный – какая-то белиберда про успех грядущего сотрудничества по разработке континентального шельфа Сахалина. От сосредоточенности я покачнулся – и шампанское из бокала пролилось. Почти всё. Точнехонько в рукав японскому превосходительству.
Это еще не самое ужасное.
Самое ужасное началось, когда я увидел, как министр сосредоточенно трясет рукой, а на скатерть из манжета всё льется, льется, льется шампанское. Советское. Игристое. Полусладкое. Главное, очень уж сановный был японец, и на лице у него было такое несказанное изумление... Не иначе от стресса, разобрал меня неостановимый хохот. Извиняюсь и прыскаю, извиняюсь и давлюсь, а потом даже не извиняюсь – просто регочу без удержу, потому что терять уже нечего. На меня с каменными лицами смотрят две делегации и ждут, пока я закончу веселиться.
Вот вспомнил – и тридцать с лишним лет спустя опять покраснел от стыда. Но и захихикал.
Больше меня переводить не приглашали. Пришлось переквалифицироваться с устного перевода на письменный. И вся моя планида пошла в другую сторону…

ссыль откуда взято: borisakunin.livejournal.com/80171.html

@темы: переводческое, лингвистика, language, @перевод

20:56 

Кансай-бэн: словечки

The world is not in your books and maps. It’s out there!
Некоторые слова (Осака → Токио), которые необходимо знать для понимания диалекта ( ´ ▽ ` )ノ

Нельзя, невозможно: あかん (akan) → だめ (dame); пр. вр. あかんかった (akankatta)
Как тебе? (о чем-то в прошлом): どないやった (donaiyatta) → どうだった (do: datta)
Хороший, хорошо: ええ(ee) → いい (ii)
Не так, отличается: ちゃう (chau) → 違う (chigau)
Правда: ほんま (honma) → 本当 (hontou)
Ладно, тогда: ほな (hona) → じゃあ (jaa); ほんなら/そんなら (honnara/sorenara) → それなら (sorenara); ほんじゃ (honja) → それじゃ (soreja)
Интересный, веселый: おもろい (omoroi) → 面白い (omoshiroi)
Я: うち(uchi) → 私 (watashi)
Часто, хорошо: よう (you) → よく (yoku)
Говорить: ゆう (yuu) → 言う (iu)
Нет мочи, попал: かなわん (kanawan) → 困った/たまらない (komatta/tamaranai); например, 暑くてかなわん (atsukute kanawan)
Пощадить, оставить в покое: かんにんする (kannin suru) → かんべんする (kanben suru)
Ничего не поделаешь: しゃあない (shaanai) → しょうがない (sho:ganai)
Очень, сильно: えらい (erai) → すごい/とても (sugoi/totemo)
Скинуть цену: 負ける (makeru) → 安くする (yasuku suru)
Большое спасибо/приходите еще: 毎度、大きに (maido ookini) → いつもありがとうございます (itsumo arigato: gozaimasu)

взято отсюда: vk.com/senpaimemo

@темы: japanese, японский язык, лингвистика

20:53 

Кансай-бэн: грамматика

The world is not in your books and maps. It’s out there!
Кансайский диалект отличается и грамматически:

(1) だ (da) в конце предложения заменяется на や (ya) со всеми вытекающими формами だろ (daro) → やろ (yaro); じゃない (janai) → やん (yan); じゃないか (janaika) → やんか (yanka); だったら (dattara) → やったら (yattara); だって (datte) → やて (yate).

(2) ている (teiru) заменяется на てんねん. Например, 何してるの?(nani shiteru no) → 何してんねん?(nani shitennen). ねん (nen) используется для эмоционального выделения как のよ (no yo).

(3) て (te) при просьбе заменяется на てえや (te:ya)/てえな (te:na). Например, 聞いて (kiite) → 聞いてえや (kiite:ya).

(4) そう (sou) заменяется на せ (se). Например, そうだね (so:dane) → せやなあ (seyanaa)

(5) Конструкция долженствования しなければならない (shinakereba naranai) заменяется на せなあかん (sena akan). Например, 勉強しなければならない (benkyo: shinakereba naranai) → 勉強せなあかん (benkyo: sena akan).

(6) いる (iru) заменяется на おる (oru). Например, 何している (nani shiteiru) → 何しとる (nani shitoru).

(7) ない (nai) заменяется на へん (hen) или ん (n). Например, 行かない(ikanai) → 行かへん (ikahen); 知らない (shiranai) → 知らん (shiran). Прошедшая форма 行かなかった (ikanakatta) → 行かへんかった (ikahenkatta).

(8) てやる (teyaru) заменяется на たる (taru). Например, 金、貸してやろうか?(kane, kashite yaro:ka) → 金、貸したろか? (kane, kashitaroka).

(9) В кансайском диалекте есть своя форма вежливости, не имеющая аналога в стандартном японском — はる (haru). Примеры употребления: 行かはる (ikaharu); 行きはる (ikiharu); 行ってはる (itteharu).

(10) В качестве восклицательной частицы употребляется で (de). Например, 着いたぞ (tsuita zo) → 着いたで (tsuita de); 行くよ (iku yo) → 行くで (iku de).

(11) みて (mite) заменяется на みい (mii). Например, 食べてみて (tabetemite) → 食べてみい (tabete mii).

(12) Именной суффикс さん (san) заменяется на はん (han). Например, おばさん (obasan) → おばはん (obahan).

(13) しまった (shimatta) заменяется на しもた (shimota). Например, 食べてしまった (tabete shimatta) → 食べてしもた (tabeteshimota)

взято отсюда: vk.com/senpaimemo

@темы: японский язык, лингвистика, japanese

10:57 

Отрывок из книги

The world is not in your books and maps. It’s out there!
Графическая стилистика японского языка - автор Маевский Е.В.
Парагараф 10. Навязчивость стандарта

Между тем в условиях экспансии свободы, когда культурное окружение современного человека все больше и больше превращается в "своего рода сокровищницу, из которой он способен черпать в зависимости от истины своего желания" (Барт 1989, с. 556), первостепенное значение приобретает проблема ответственности. "Можем мы, благодаря милости Божией, все, - говорил [король остготов] Теодорих, - но считаем, что нам прилично только похвальное" (Гуревич 1964, с. 45).
Как мы распоряжаемся доставшейся нам свободой? Что мы хотим сказать, когда выбираем то или иное написание (начертание)? Будет ли наш выбор правильно понят? А если выбор случаен, то можем мы быть уверены, что получатель сообщения тоже сочтет его случайным и не усмотрит в нашем сообщении какие-либо смыслы, которые мы в него не вкладывали? Иными словами, графостилистические исследования имеют самое прямое отношение к вопросам культуры речи и - шире - экологии культуры.
К каким прискорбным последствиям может привести невежество в подобных вопросах, показывает в частности, сегодняшняя российская общественно-языковая практика. Так, с конца 80-х годов прямо-таки повальный характер приобрело в нашей стране использование твердого знака и других элементов дореволюционной орфографии в разнообразных логотипах. При этом их изобретатели часто несведущи в вопросах старого правописания <...> А вот что пишет о последствиях экспансии свободы в своей профессиональной сфере известный художник книги Максим Жуков: "В нашем искусстве, "жившем" по жестким правилам, установленным свыше, всякий, естественно, искал уголок, где можно было ощутить себя не рабом (или наемным работником), но - хозяином положения, а лучше диктатором. Отыгрались и на буквах. Кто из рисовальщиков шрифта не ощущал себя мини-Петром Великим - вправе судить, пересматривать, поправлять, улучшать кириллицу? Беда...(Сегодня этот произвол, порождение произвола (и невежества), получил мощную технологическую базу - компьютерные программы для проектирования/ редактирования шрифта. В горячих руках энтузиаста они обеспечивают возможность скоростного изготовления фонтов-монстров в неограниченных количествах)" (Жуков 1995, с. 14).
Как нам кажется, главная (и неустранимая) проблема прогресса - это противоречие между консервативностью "природы человека" (т.е. биологических программ и культурных стереотипов, обеспечивающих адаптацию к стабильной среде) и революционностью "творческого поиска" (механизмов, выработанных эволюцией и историей для адаптации к среде меняющейся). В зависимости от вкуса, темперамента, и обстоятельств это противоречие можно описывать как роковое отставание сознания косной толпы от сознания творческой личности или же как вековую мудрость Матери-Природы (и Матери-Культуры), удерживающей своих детей от опасных безрассудств, но хочешь не хочешь, а надо балансировать на этой грани.
Япония последних десятилетий - десятилетий изобилия - дает нам интересные примеры растерянности культуры перед навалившимися на нее новыми возможностями. Вот хотя бы несколько.
читать дальше

@темы: лингвистика, language, japanese, I'm the Curious George, thank you, @цитаты, @книги, японский язык

09:03 

Что мешает нам изучать иностранные языки?

The world is not in your books and maps. It’s out there!
Оказывается, учить иностранные языки взрослым мешает слишком развитый, по сравнению с детским возрастом, интеллект. К такому выводу пришли американские учёные в ходе исследования, результаты которого представлены в журнале PLoS One.

Лингвисты давно заметили, что дети легче схватывают сложную грамматику и многочисленные исключения к правилам в иностранном языке (вроде «иду — шёл» в русском или go — went — gone в английском языке) и быстрее начинают использовать их в речи. Взрослым грамматика даётся тяжело именно потому, что все психические ресурсы префронтальной коры головного мозга брошены на обучение иностранному языку. Вероятно, этот участок мозга заглушает иные, более интуитивные механизмы обучения, решила Эми Финн (Amy Finn) из Института исследований мозга при Массачусетском технологическом институте.

Для эксперимента было создано девять двусложных слов на несуществующем языке (вроде «глокой куздры»), разбитых на три «грамматические» категории. Участники исследования слушали эти слова примерно 10 минут. Одну группу попросили не заниматься анализом услышанного, но и не отвлекаться совсем, чтобы их мозг не концентрировался на словах. Представителям второй группы во время звучания записи предложили решать кроссворд или нарисовать картинку. Третью же группу попросили определить все слова, которые они смогут расслышать.С этим заданием одинаково хорошо справились все участники эксперимента (причём третья группа даже лучше). И в конце добровольцы прошли тест на понимание грамматики (морфологии). Им показали три слова. Одно из них участники эксперимента раньше не встречали, но грамматически его легко можно было вписать в одну из трёх категорий. И при ответе на вопрос о правильности местоположения нового слова третья группа сделала гораздо больше ошибок, чем те, кто невнимательно слушал запись.

Эти результаты подтвердили гипотезу о том, что при обучении языку задействуются два типа памяти. Эксплицитная, или вербальная, где хранятся знания и факты, помогает расширять словарный запас и запоминать грамматические правила. Имплицитная (процедурная) память, направляющая интуитивные действия человека, которые он совершает не задумываясь, и отвечает за быстрое применение сложной грамматики.

Если бросить на освоение языка ресурсы вербальной памяти, как это обычно делают взрослые, то она же и не даст свободно изъясняться: можно выучить много слов и правил, но так и не начать разговаривать на иностранном языке. Чтобы избавиться от этой проблемы, Финн предлагает во время слушания чужой речи отвлекать префронтальную кору на другие умственные упражнения или даже отключать её с помощью транскраниальной магнитной стимуляции.

www.t-link.ru/about/news/news-world/1673/

@настроение: что-то в этом есть

@темы: лингвистика

21:50 

The world is not in your books and maps. It’s out there!
Обучение иностранным языкам в Великобритании переживает тяжёлый кризис. Количество желающих изучать немецкий и французский языки в период с 1996 по 2012 год сократилось вдвое. В результате, только в 62 университетах страны (вместо 105 в 2000 году) продолжают обучение иностранному языку. В ближайшее время закроются около 40% центров изучения языков.

«Британских выпускников не берут на работу в основные учреждения ЕС, и одна из причин этого в том, что кандидатам необходимо знать два иностранных языка. Это вызывает сильное беспокойство», – заявил преподаватель французского языка университета Саутгемптона.

Он также считает, что на ситуацию в этой сфере повлияло несколько факторов. Прежде всего, экзамен по иностранному языку перестал быть обязательным для выпускников. Количество школьников, которые хотят учиться на филологов, значительно сократилось: в 2013 году 4,8 тысяч человек выбрали эту профессию, в то время как посвятить себя бизнесу решили 45,560 тысяч.

«Если мы пытаемся быть на том же уровне, что и остальные страны мира, то гуманитарные науки здесь играют решающую роль», – заявил министр науки и высшего образования Великобритании Дэвид Уиллетс. «Это означает, что нам нужно внимательно следить за тем, сколько студентов изучает иностранные языки – именно этот показатель был очень низким в текущем году», – отметил он.

По материалам russian.rt.com
и зря я щитаю.

@темы: лингвистика, переводческое

00:42 

The world is not in your books and maps. It’s out there!
Французские власти официально переименовали десяток заимствованных слов, распространившихся в языке с приходом Интернета. В числе прочего представителям государственных учреждений запрещено употреблять термин «хэштег» — взамен надлежит использовать несколько неудобное, зато исконно французское выражение «mot-diese» (буквально — «слово со знаком диез»).

Хэштегом, как известно, называются слова, помеченные знаком # (официально — октоторп, в народе — «решёточка»). В Twitter и других родственных сервисах такие слова используются для публикации сообщений на определённую тему. Американское диалектологическое общество признало «хэштег» главным словом 2012 года.

Не секрет, что свежие заимствования зачастую звучат нелепо и режут слух, а особенно ярым пуристам могут показаться коверканьем языка. Исторически разные народы относятся к появлению в языке иностранных слов по-разному. Шведы, например, реагируют на заимствования наименее болезненно, с энтузиазмом перенимая новые слова и даже произнося их на иностранный манер. Наиболее консервативными среди европейцев в этом отношении считаются исландцы — вот уже 200 лет они бдительно оберегают язык от любых заимствований (компьютер, например, называют «вычислительной машиной», благо по-исландски это значение передаётся коротким словом «tölva»). Но исландцев можно понять — в эпоху датского владычества их язык обогатился заимствованиями чуть более чем наполовину.

Французы тоже всегда славились пуризмом, в том числе и языковым, но всё же держались в рамках здравого смысла. Компьютер, к примеру, у них называется «ordinateur», а информацию принято исчислять не в байтах, а в октетах. Десять лет назад вся страна переживала по поводу слов «walkman» и «software». Но прошли годы, страсти улеглись, и на место странноватым заимствованиям пришли вполне французские «baladeur» и «logiciel».

Как правило, такие изменения происходят (или не происходят) сами по себе, с течением времени — и уж точно без вмешательства властей. Однако в этот раз французские государственные деятели решили взять инициативу в свои руки. 23 января на сайте правительства Франции появились словарные определения десятка понятий, называть которые заимствованными словами отныне непозволительно — по крайней мере в официальном документообороте. Выработкой новых терминов занималась Комиссия по терминологии и неологизмам.

Нетрудно догадаться, что инициатива французского правительства изрядно повеселила пользователей интернета — как во Франции, так и за её пределами (в Твиттере, разумеется, тут же появился хэштег #motdiese).

По материалам lenta.ru

— — — — — —
В России мода на необычные имена появилась ещё в советские годы. Тогда имя ребенку было модно придумывать, сокращая лозунги и имена известных партийных деятелей и героев труда. В ходу были такие имена, как Велиор и Вилюр (Великая Октябрьская революция и Владимир Ильич любит Родину), Донэра и Дотнара (Дочь новой эры и Дочь трудового народа), а также Лапанальда (Лагерь папанинцев на льдине) и Юралга (Юрий Алексеевич Гагарин). Такими именами гордились и родители, и подрастающие дети. Мало того что имя выделяло ребенка из массы детей, оно ещё и было патриотичным.

В настоящее время опросы показывают, что большинство родителей дают своим детям необычные имена из лучших побуждений: чтобы ребенок привлекал внимание, выделялся среди сверстников, удивлял окружающих. Однако спустя несколько лет около десяти процентов родителей начинают жалеть о том, что дали детям необычные имена. Это происходит из-за того, что ребенок с именем в честь предмета или животного часто подвергается насмешкам сверстников и чувствует себя изгоем. Несмотря на то что психологи призывают родителей быть осторожными в выборе имён для детей, в России по-прежнему в ходу такие имена, как Лексус, Компас, Кольт, Коршун, Мустанг, Гладиолус, Изумруд, Брильянтина, Симфония, Рапсодия, Виагра, Пантера и многие другие.

Стремление родителей быть креативными, желание выделиться чаще всего оборачивается для ребенка проблемами в жизни. В некоторых странах необычные и вызывающие имена даже запрещены законодательно: например, в Новой Зеландии, Германии, Италии. В Англии молодым родителям предлагается специальная услуга: лингвисты проверят звучание и значение имени на всех языках мира, чтобы убедиться, что оно ни в одной стране не будет звучать неблагозвучно или иметь неожиданный смысл. В России такой закон пока не существует, но родителям всё же нужно быть осмотрительными в выборе имени для ребенка, ведь оно во многом определяет его судьбу и отношение к нему окружающих.

По материалам deti.mail.ru

- Привет, меня зовут Виагра. А тебя как?
- А меня Мустанг.
бля


— — — — — — —
Испанский язык, на котором разговаривают более 495 миллионов человек, стал вторым в мире по распространённости после китайского. Число людей, разговаривающих на испанском языке, в 2012 году продолжало расти, в то время как количество разговаривающих на английском и китайском сократилось.

Эти данные содержатся в ежегодном докладе «Испанский язык в мире» (El español en el mundo), который, начиная с 1998 года, публикует Институт Сервантеса. Нынешнее издание представили министр иностранных дел и взаимодействия Хосе Мануэль Гарсия-Маргальо (José Manuel García-Margallo) и директор Института Сервантеса Виктор Гарсия де ла Конча (Víctor García de la Concha).

Испанский также является вторым после английского языком международного общения. Согласно некоторым подсчётам, к 2030 году 7,5% населения земного шара будет говорить на испанском языке (535 миллионов человек). По распространённости его превосходит только китайский, отметил Гарсия де ла Конча на презентации, состоявшейся в главном здании Института Сервантеса. Через три или четыре поколения 10% населения Земли будет общаться на испанском языке, а наибольшее количество испаноговорящих будет проживать в США. В США их будет даже больше, чем в Мексике, считают авторы доклада.

В мировой паутине испанский язык уже занимает третье место по объёму использования после английского и китайского. За последние 10 лет его присутствие в интернете выросло на 800%, причём разница между использованием испанского, с одной стороны, и японского, португальского и немецкого постоянно увеличивается. В социальной сети Twitter испанский уже является вторым по распространённости языком, идущим со значительным отрывом от арабского, русского, итальянского, французского и немецкого. В Facebook испанский также является одним из наиболее используемых языков. На нём общаются между собой более 80 миллионов человек.

По материалам www.inosmi.ru

пора учить испанский

@темы: лингвистика, переводческое

17:12 

The world is not in your books and maps. It’s out there!
Марчело Монтемурро (Marcelo Montemurro), физик-теоретик из Университета Манчестера, обнаружил в рукописи Войнича лингвистическую структуру, которая, по словам учёного, не совместима с гипотезой мистификации и говорит о том, что в тексте имеется зашифрованное послание. Исследование опубликовано в журнале PLoS ONE, его краткое описание также можно прочитать на сайте BBC News.

Метод анализа Монтемурро основан на поиске слов с наибольшей семантической важностью. В обычном тексте такие слова группируются в особые кластеры с повышенной частотой употребления. Существование таких кластеров объясняется тем, что когда речь переходит с одного предмета обсуждения на другой, ярче всего меняется частота именно наиболее важных слов, в то время как частота, например, служебных конструкций, остаётся постоянной.

Монтемурро удалось обнаружить в рукописи Войнича именно такую, характерную для «естественных» текстов кластеризацию и найти наиболее важные слова. По мнению учёного, эти результаты опровергают широко распространённое мнение о том, что текст рукописи не несёт смысла, а сама она является результатом мистификации.

Ранее с такой версией происхождения книги выступали многие скептики, один из которых, сотрудник Кильского государственного университета Гордон Рагг (Gordon Rugg) даже разработал систему, с помощью которой можно создавать тексты, подобные рукописи Войнича. По мнению Монтемурро, такая система, несмотря на воспроизведение некоторых статистических особенностей текста, не способна придавать ему обнаруженную семантическую структуру.

Рукопись Войнича, представляющая собой небольшую пергаментную книгу из 240 страниц, является одним из самых загадочных зашифрованных манускриптов. Рукопись содержит большое количество цветных иллюстраций, на которых изображены растения (ни одно из них не опознано), астрономические или астрологические схемы, рисунки аптекарских сосудов. Согласно данным радиоуглеродного анализа, рукопись была создана между 1404 и 1438 годами. Впервые документ привлёк внимание лингвистов и криптологов благодаря библиофилу Вилфриду Войничу, который приобрёл её у Римской Коллегии в 1912 году.

По материалам lenta.ru

@темы: лингвистика, переводческое

22:46 

The world is not in your books and maps. It’s out there!
Защитник японского языка, 71-летний пенсионер Ходзи Такахаси, подал в суд на японскую общественную телерадиокомпанию NHK и потребовал возмещения морального ущерба. Такахаси обвинил телеканал в слишком частом употреблении англицизмов в названиях передач и в речи ведущих информационных и развлекательных программ. По его мнению, заимствованные слова легко можно заменить японскими аналогами. Кроме того, Тахакаси выразил пожелание, чтобы телерадиовещательные компании учитывали интересы пожилой аудитории при создании телепередач.

Лингвист Макото Ямадзаки назвал иск смехотворным, но при этом согласился с тем, что сегодня тема злоупотребления заимствованиями очень актуальна. «Когда небольшая группа людей использует узкоспециальные слова – это нормально, но когда эти же слова появляются в речи ведущих телепередач, возникает проблема», – заявил он. Довольно часто так поступают политики, добавляя в свою речь новые «трендовые» слова и фразы в ущерб устоявшимся формам.

Тем не менее современная японская лексика изобилует заимствованными словами. Многие из них используются уже десятки лет, не вызывая удивления у носителей языка.
По материалам rusplt.ru

@темы: лингвистика, переводческое

14:05 

The world is not in your books and maps. It’s out there!
Лингвисты готовятся выпустить в этом году проспект иллюстрированного словаря бытовых терминов русского языка, в котором уточнят значения существовавших слов и опишут недавно появившиеся.

«В своё время я заинтересовался самыми простыми словами, которые называют предметы быта, потому что они очень частотны и, как выясняется, очень по-разному употребляемы и (для разных людей) значат разные вещи», – сказал Борис Иомдин из Института русского языка, представивший последние результаты работы над словарём на конференции «Диалог».

Словарь будет насчитывать около двух тысяч слов. В него войдут слова, обозначающие обиходные вещи, для которых будут уточнены значения, время появления и региональные варианты, а также слова, недавно появившиеся в языке. В этом году лингвисты готовятся издать проспект словаря с 50 наиболее употребительными словами.

Материал учёные собирают в текстах разных жанров, в том числе в логах интернет-запросов. В поиске региональных вариантов им помогает интернет-словарь «Языки городов», в котором собираются особенности и отличия русского языка в разных местностях. Также они используют опросы и эксперименты. Один из таких экспериментов – игра в шляпу.

В этой игре человек должен за очень короткое время (20-30 секунд) объяснить своему партнёру слова, которые он вытягивает из шляпы случайным образом. Исследователи могут подбрасывать играющим слова из словаря и наблюдать, как люди их объясняют, понятны ли их описания, какие слова первыми приходят в голову отгадывающим. По этим данным можно устанавливать новые значения слов, оценивать распространённость разных слов в языке, фиксировать новые слова или «отмирание» старых. В качестве любопытного примера Иомдин приводит слово «канапе». Словари считают канапе диваном, а участники игр иногда объясняют это слово как «маленькие бутерброды».

канапе - диван? оке

— — — — — — — —

Немецкий язык лишился своего рекордно длинного слова, состоящего из 63 букв. Слово Rindfleischetikettierungsüberwachungsaufgabenübertragungsgesetz («Закон о передаче обязательств контроля над маркировкой говядины») входило до недавнего времени в название закона федеральной земли Мекленбург-Передняя Померания.

Местный ландтаг 29 мая принял решение отменить этот закон, который изредка сокращённо упоминался в прессе. Соответствующий документ был принят в 1999 году для контроля над коровьим бешенством. В связи с появлением новых нормативных актов необходимость в данном законе отпала.

Теперь употребление самого длинного слова в современном немецком языке будет неизбежно сокращаться, что, по всей вероятности, приведет к его окончательному вымиранию. Слово держалось в языке только благодаря упоминаниям в прессе, так как в живой речи его никто не использовал. В словарь немецкого языка Duden лингвисты его не включили, так как оно было недостаточно распространено.

не думаю, что немцы будут скучать по этому слову

@настроение: хочу бегать

@темы: лингвистика, переводческое

Kattangerine

главная